26 апреля 2008. Суббота, 10:24

Вселенная университетов. Часть первая

В первой части статьи, посвя­щен­ной уни­вер­си­те­там, мы позна­ко­мимся с их исто­рией и наи­бо­лее типич­ными моде­лями, по которым стро­ится уни­вер­си­тет­ское обра­зо­ва­ние.

В одной только России насчи­ты­ва­ется более тысячи вузов, а по всему миру их число просто огромно. Частные и госу­дар­ствен­ные, узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные и широ­кого профиля, тра­ди­ци­он­ные и про­грес­сив­ные — за много лет суще­ство­ва­ния уни­вер­си­тет пре­тер­пе­вал мно­го­чис­лен­ные изме­не­ния, в резуль­тате которых сфор­ми­ро­вался широкий спектр его раз­но­вид­но­стей. В каждой стране при­дер­жи­ва­ются своей, сло­жив­шейся за многие годы системы орга­ни­за­ции высшего обра­зо­ва­ния.

История уни­вер­си­те­тов

Слово «уни­вер­си­тет» про­изо­шло от латин­ского «universitas» — сово­куп­ность, общ­ность. История уни­вер­си­те­тов начи­на­ется с эпохи западно-евро­пей­ского сред­не­ве­ко­вья и связана с ростом сред­не­ве­ко­вых городов, потреб­но­стями раз­ви­вав­шейся город­ской эко­но­мики и куль­туры. Первые уни­вер­си­теты воз­никли в XI-XIII веках на тер­ри­то­рии Европы. Пер­во­на­чально эти уни­вер­си­теты имели зна­че­ние кор­по­ра­ций пре­по­да­ва­те­лей и уча­щихся и харак­те­ри­зо­ва­лись полным само­управ­ле­нием. Сред­не­ве­ко­вые уни­вер­си­теты носили ярко выра­жен­ный тео­ло­ги­че­ский харак­тер, так как были тесно связаны с цер­ко­вью. Церковь обес­пе­чила сво­бод­ное пере­ме­ще­ние знания на всем про­стран­стве хри­сти­ан­ского мира. Этому также спо­соб­ство­вал единый язык пре­по­да­ва­ния во всех уни­вер­си­те­тах — латынь. В то же время церковь огра­ни­чи­вала прак­ти­че­ски все — ака­де­ми­че­скую свободу уни­вер­си­те­тов, воз­мож­ность пере­хода от эли­тар­ного к демо­кра­ти­че­скому обра­зо­ва­нию, воз­мож­ность пре­одо­ле­ния негра­мот­но­сти широких слоев насе­ле­ния (чему спо­соб­ство­вали, в част­но­сти, первые уни­вер­си­тет­ские типо­гра­фии). Наи­бо­лее ярким при­ме­ром было раз­ви­тие меди­цин­ского обра­зо­ва­ния, которое неиз­бежно входило в про­ти­во­ре­чие с цер­ков­ными дог­ма­тами.

В орга­ни­за­ци­он­ном плане сред­не­ве­ко­вые уни­вер­си­теты пере­няли суще­ствен­ные черты цеховых орга­ни­за­ций: при­сяж­ное това­ри­ще­ство, регла­мен­та­цию и моно­по­ли­за­цию труда и про­из­вод­ства. Внут­рен­няя орга­ни­за­ция уни­вер­си­тета тяго­тела к мона­стыр­скому образу жизни. Такая модель спо­соб­ство­вала закры­то­сти уни­вер­си­тета, его орга­ни­за­ци­он­ной кон­сер­ва­тив­но­сти.

Уни­вер­си­тет­ская кор­по­ра­ция пре­вра­ща­лась в при­ви­ле­ги­ро­ван­ную касту, чуждую какого бы то ни было участия в жизни городов. Впо­след­ствии сред­не­ве­ко­вую модель уни­вер­си­тета стали назы­вать «англий­ской». Она харак­те­ри­зу­ется тесной связью с цер­ко­вью, отсут­ствием прин­ци­пи­аль­ного при­зна­ния свободы науки и схо­ла­сти­че­ским харак­те­ром научных изыс­ка­ний, не имеющих отно­ше­ния к прак­тике.

Эпоха Про­све­ще­ния озна­ме­но­ва­лась ста­нов­ле­нием нового типа уни­вер­си­тета, во многом про­ти­во­по­лож­ного сред­не­ве­ко­вому. В этот период воз­рас­тает влияние на уни­вер­си­тет со стороны свет­ской власти, стре­мя­щейся под­чи­нить дея­тель­ность уни­вер­си­тета своим ути­ли­та­рист­ским, праг­ма­ти­че­ским инте­ре­сам. Эта модель полу­чила назва­ние «фран­цуз­ской» — именно ей соот­вет­ство­вали созда­ва­е­мые в эпоху абсо­лю­тизма многие фран­цуз­ские уни­вер­си­теты. Вопло­ще­нием ори­ен­ти­ро­ван­ной на обслу­жи­ва­ние госу­дар­ствен­ных инте­ре­сов уни­вер­си­тет­ской модели стал создан­ный Напо­лео­ном «Импе­ра­тор­ский уни­вер­си­тет» — инсти­тут, кон­тро­ли­ру­ю­щий и коор­ди­ни­ру­ю­щий все уни­вер­си­теты страны. В этой модели функция уни­вер­си­тета сведена почти исклю­чи­тельно к пре­по­да­ва­нию, в то время как научные иссле­до­ва­ния были пере­даны в ведение Ака­де­мии. Эта фран­цуз­ская (абсо­лю­тист­ская) модель уже в начале XVIII века под вли­я­нием Лейб­ница была пере­не­сена в Россию Петром I, и до сих пор харак­терна для рос­сий­ских и восточ­но­ев­ро­пей­ских уни­вер­си­те­тов.

Неудо­вле­тво­рен­ность обеими моде­лями уни­вер­си­те­тов — как цер­ковно-ари­сто­кра­ти­че­ской, ото­рван­ной от потреб­но­стей обще­ства, так и исклю­чи­тельно обра­зо­ва­тель­ной, ори­ен­ти­ро­ван­ной на обслу­жи­ва­ние госу­дар­ствен­ных инте­ре­сов, — дала в конце XVIII века повод гово­рить о стаг­на­ции*, «арха­и­за­ции» уни­вер­си­тет­ского обра­зо­ва­ния, а сам уни­вер­си­тет назы­вать обре­чен­ным на отми­ра­ние. Это стало толчком к волне уни­вер­си­тет­ских реформ и транс­фор­ма­ций, в ходе которых сло­жи­лись основ­ные модели уни­вер­си­тета, во многом сохра­нив­ши­еся и по сей день.

Новая модель уни­вер­си­тета бази­ро­ва­лась на идее свободы. В трудах Джона Генри Ньюмена и Бен­джа­мина Жоветта важ­ней­шими харак­те­ри­сти­ками уни­вер­си­тета пола­га­лись «сво­бод­ное знание», «сво­бод­ные науки и дис­ци­плины», «сво­бод­ное обра­зо­ва­ние», «сво­бод­ный инди­ви­дуум». Наи­боль­шее при­зна­ние и рас­про­стра­не­ние полу­чила сфор­ми­ро­вав­ша­яся в начале XIX века «немец­кая» модель уни­вер­си­тета, более извест­ная как «уни­вер­си­тет Гум­больдта» — по имени Виль­гельма фон Гум­больдта, вопло­тив­шего в своей рефор­ма­тор­ской дея­тель­но­сти идеи Канта, Фихте, Шел­линга, Шлей­ер­махера. Новый уни­вер­си­тет был призван пре­одо­леть недо­статки край­но­стей англий­ской и фран­цуз­ской моделей, а его фун­да­мен­таль­ными прин­ци­пами стали ака­де­ми­че­ская свобода и един­ство иссле­до­ва­ния и пре­по­да­ва­ния. Таким образом, свобода урав­но­ве­ши­ва­лась ответ­ствен­но­стью перед потреб­но­стями госу­дар­ства и обще­ства, а прак­ти­че­ские задачи обра­зо­ва­ния сосу­ще­ство­вали со сво­бодно раз­ви­ва­ю­щейся наукой. Гум­больд­тов­ская модель уни­вер­си­тета ока­за­лась столь вли­я­тель­ной, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство совре­мен­ных запад­но­ев­ро­пей­ских и севе­ро­аме­ри­кан­ских уни­вер­си­те­тов соот­вет­ствуют именно ей. 
Статьи » Вселенная университетов. Часть первая
Все новости | Статьи | Календарь | Поиск